ПРОГУЛКА ПО МОНМАРТРУ (продолжение)

Наступило утро 3-го ноября. Дождь прекратился. Но было по-прежнему пасмурно. С утра шел пар изо рта. Слегка подморозило, но вскоре воздух стал быстро прогреваться, а когда мы дошли к девяти часам до Гранд-Опера, неожиданно выглянуло солнышко и стало не на шутку так припекать, что захотелось снять куртку.

Понедельник был одним из самых интересных и одновременно напряженных и тяжелых экскурсионных дней. Это как раз один из тех дней, которые я имела в виду, когда говорила, что наша парижская программа была рассчитана явно на спортсменов. Судите сами. В девять часов утра началась пешеходная экскурсия на Монмартр, продолжительность которой составила три часа. С Монмартра надо было успеть самостоятельно вернуться к Гранд-Опера к 14 часам. А еще хотелось успеть перекусить, так как далее до 15 часов была запланирована экскурсия в музей духов и парфюмерии Фрагонард, а в 15 часов нам уже предстояло отправиться на пешеходную экскурсию по Латинскому кварталу и острову Сите с посещением Собора Парижской Богоматери. Все хотелось посмотреть, на все хотелось успеть. Как говорит подружка моей мамы Шурочка: “Всё-то тебе хочется, всё-то тебе надо“.

Холм Монмартр
Квартал Монмартр на холме

Итак, ровно в 9 часов утра, выслушав, превратившееся в ежедневный утренний ритуал, напоминание о карманниках, наша многочисленная группа направилась в сторону Монмартра. Так как Монмартр находится на самом высоком холме Парижа высотой 130 м, то идти пришлось всё время в гору. Шли узкими причудливыми улочками, любовались симпатичными зданиями, заглядывались на искусно оформленные витрины магазинчиков.

В одном из них явно была недавно распродажа всякой всячины, имеющей прямое отношение к Хэллоуину. В витрине красовались причудливые сувениры и страшилки из тыкв и тыквочек. Всё очень оригинально и притягательно для глаз. Так и тянуло зайти.

Прошествовали мимо кондитерской лавки. Её-то мы с сыном позже посетили и привезли домой различные лакомства, а любимой нашей бабушке — настоящих французских трюфелей. Весь этот соблазн расположился на улице Бланш, которая вывела нас к самому подножию Монмартра — на площадь Бланш, на которой расположилось знаменитое на весь мир варьете «Мулен Руж», основанное в 1889 году.

Именно на сцене этого ночного заведения когда-то зародился зажигательный танец «канкан». Именно это варьете запечатлел на своих полотнах Тулуз-Лотрек. Мимо этого варьете невозможно пройти, не заметив его. Ведь над ним возвышается одна из двух сохранившихся до наших дней мельниц, принадлежавших женскому монастырю, расположенному в средние века в этом районе Парижа. Женский монастырь был не простой. В нем спасались от мирской суеты лишь особы дворянского происхождения, оказавшиеся весьма и весьма предприимчивыми. Они добились от своего короля монополии на производство и продажу муки. Поэтому со всего Парижа и из пригородов к ним приезжали на подводах за мукой, а потом, эти подводы, наполненные мешками с драгоценным для того времени грузом, спускались обратно вниз по улице, непроизвольно посыпая мукой мостовую. Улица и площадь у подножия Монмартра от этого становились белыми, что, по одной из версий, и явилось причиной их наименования. Ведь Бланш по-французски означает «белая».

Вторая версия происхождения наименования улицы и площади, находящихся у подножия знаменитого на весь мир парижского квартала заключается в том факте, что холм, на котором расположился Монмартр, состоит из известняка, который в большом количестве добывался для строительства домов в этом районе. Улицы Монмартра от этого и сейчас кажутся какими-то необыкновенно светлыми и белыми, в отличие от всех остальных парижских улиц. И поэтому многие считают, что этот факт и явился причиной нынешнего названия Плас-Бланш для площади и Бланш для улицы, ведущей из центра к холму.

А почему «Монмартр»? – справедливо спросите вы. Слово «монт» означает «холм», а слово «матр» имеет в своем французском корне, как я поняла созвучие с французским словом «мученик». Таким образом, Монмартр – это холм Мучеников. По легенде здесь на холме в 250 году был казнен первый парижский епископ Святой Дионисий (Сен–Дени) за то, что он нес людям новую веру. Он был казнен с двумя своими собратьями по вере. Потом, кажется, было видение, что казненный епископ Сен-Дени поднял свою отрубленную голову и, стоя перед народом, продолжал призывать простолюдинов принять новую веру. За это в народе его прозвали святым великомучеником и позже, на том месте, где он был казнен, была установлена скульптура, изображающая, как он стоит и двумя руками держит перед собой свою отрубленную голову. Мы видели место казни святого Дионисия и его скульптуру в этот день, когда поднимались по улочкам Монмартра все выше и выше. Легенда мне очень понравилась, какой-то своей бесхитростностью и простотой, и еще понравилось, что столько веков люди трепетно берегли память о том, кто пострадал за веру, за простой народ. По-моему очень красиво.

улица в квартале Монмартр
Одна из улиц Монмартра

От площади Бланш мы начали свое восхождение на гору Монмартр, следуя по еще более узкой, чем нам приходилось видеть ранее улочке Равиньян (так что в этой части города напрочь отсутствует возможность припарковаться машинам и только одна машина с величайшей осторожностью способна проехать по ней. Естественно движение здесь строго одностороннее по причудливо извилистой, с крутыми, иногда больше чем на 90 градусов, поворотами. Подъем не был очень уж легким. Но мы шли мимо таких сказочно оформленных домиков, обвитыми разноцветными плющами, что это зрелище невольно скрадывало наш утомительный путь.

Прошли мимо домика знаменитой французской певицы Далиды. Сейчас в этом доме живет ее сын. Постепенно мы добрались до второй мельницы, сохранившейся еще с тех времен, когда монашки мололи здесь муку. Никак не удавалось ее сфотографировать из-за снующих на большой скорости по лабиринтам Монмартра автомашин и автобусов, неожиданно выскакивающих в самый неподходящий момент из-за поворота. Остановились на площади Эмиль-Гудо, где до пожара, случившегося в 1970 году, был деревянный дом Бато-Лавуар. В начале XX века здесь писал свои картины Пикассо. Сюда приходили многие, ставшие позже знаменитыми на весь мир, французские художники-импрессионисты и в этом доме было положено начало кубизму. Миновали любопытный памятник какому-то художнику, почитаемому французами (фамилию, к сожалению, я не запомнила). Необычность этой скульптуры заключается в том, что она изображает этого художника, выходящего на улицу Монмартра из стены. Видны только его голова, вытянутая вперед нога, делающая очередной шаг, рука, осуществляющая вслед ноге свое движение во время шага, и кисть другой руки, появившейся из стены.

Наконец, мы достигли того места почти на самой вершине холма, где сохранился один из виноградников, из которого все те же предприимчивые монашки делали когда-то вино. До сих пор этот виноградник используется по своему прямому назначению.

Чем выше поднималась наша группа по улицам Монмартра в сопровождении нашего экскурсовода Вероники, тем живописнее и сказочнее казались улицы квартала, и тем большее удивление вызывало увиденное. Наш нелегкий подъем в гору увенчался успехом. Мы подошли к улицам, на которых начинались всевозможные миниатюрные кафе, трактирчики, кабаки. Это оказалась самая оживленная часть Монмартра, его сердце. Здесь с самых давних времен царят художники. Почти на всех кафе, встречающихся нам по пути, можно было видеть мемориальные доски, сообщающие, что именно здесь бывали различные знаменитости: писатели, поэты, художники, артисты. Многие из них приложили свою руку в оформлении посещаемых ими заведений или выступали когда-то в них.

Художники на Монмартре
Местами Монмартр так похож на Арбат в Москве

Около площади, где по сей день, имеющие на то специальную лицензию, выданную властями города, пишут картины уже современные художники, зарабатывающие этим на жизнь (чем-то напомнила мне эта часть квартала наш Арбат), мы увидели неподвижного человека-статую, одетого, несмотря на неизвестно откуда взявшийся холодный пронизывающий ветер, довольно легко в костюм клоуна. Лицо его было вымазано белилами, губы выкрашены ярко красной помадой, что усиливало эффект неправдоподобности происходящего, и так и подмывало его потрогать, чтобы убедиться, а живой ли это на самом деле человек? В тот самый момент, когда мы проходили мимо этой « статуи», один мужчина из нашей группы дал монетку своему ребенку и тот бросил ее в жестяную банку, стоящую у ног клоуна. Человек тут же, радостно улыбаясь, зашевелился, достал что-то из кармана и быстро продемонстрировал малышу какой-то незатейливый фокус, потрепал его по щеке, и, приняв новую причудливую позу, замер до следующего подаяния.

На этой же интересной площади, где к проходящим мимо туристам то и дело подходят художники, предлагая уже готовые картины, или вызываясь нарисовать тут же их портрет, нам показали «Кафе матушки Екатерины», прославившееся на весь мир произошедшим в нем некогда эпизоде. Русские казаки, участвовавшие в войне с армией Наполеона, после занятия нашими войсками Парижа, ворвались в это кафе страшно голодные и стали требовать побольше еды, приговаривая все время «быстро, быстро». Буквы «Ы» нет во французском языке. Но, французам так понравилось это слово, смысл которого они мгновенно поняли по нетерпеливым жестам наших казаков, что с тех пор все заведения, где можно быстро и вкусно перекусить, стали называться с их легкой руки «Бистро».

Такие разные улочки Монмартра
Улочки Монмартра

Кстати, художники могут получить лицензию и не лишиться впоследствии ее только в том случае, если ежедневно на выставляемых ими для продажи не менее чем трех картинах будут изображены сценки из жизни города или сам Париж. Любой художник может очень хитро выйти из этой ситуации. И если, например, он не умеет рисовать город, но у него хорошо получаются портреты, то он может выкрутиться, изобразив хотя бы даже пьяницу или бродягу, сказав, что он только что нарисовал этого человека, который недавно вышел из близлежащего кафе и что любой парижанин является частью городского пейзажа. Каждый имеющий лицензию художник имеет свое определенное место на вышеописанной мной площади и это его место не только закреплено за ним на бумаге, но и помечено специальной не смывающейся краской на мостовой. Так что никто другой не сможет занять место, предназначенное не ему. За этим очень строго следят местные власти.

Я подхожу к самому концу моего затянувшегося рассказа о Монмартре. Но он был бы не полным без упоминания базилики Сакре-Кёр, находящейся на самой высокой точке не только холма, но и всего Парижа. Эту церковь хорошо видно в ясную погоду со всех смотровых площадок города и со многих других точек Парижа.

Сама церковь (а церковью во Франции называют только католические храмы, все прочие – православные, мусульманские, протестантские, иудейские храмы не имеют приставки «церковь» к своему названию. Это может быть «собор», «храм» или что-то другое. Исключение составляет лишь Собор Парижской Богоматери, являющийся католическим),- была построена, когда новая религия окончательно укрепилась в сердцах парижан и в память о святом Дионисии. Ее название Сакре-Кёр означает «Сердце Бога», и потому все ее убранство посвящено теме божественного сердца.

Церковь огромна по своим размерам, построена все из того же белого известняка и необыкновенно красива. Над главным ее входом, над портиком из трех арок, по обеим сторонам расположены конные статуи Жанны д»Арк и Святого Людовика как знак признательности им французского народа. Огромный купол церкви опирается на прочный барабан, что придает храму очень торжественный вид. С площади перед Сакре-Кёр открывается изумительный вид на Париж. Подняться к церкви можно от самого подножия холма по широкой белой лестнице, тянущейся вдоль ослепительно зеленого газона. Зрелище впечатляющее. Можно еще воспользоваться фуникулером для подъёма и спуска.

Но мы с сыном решили избрать другой путь. Вернувшись на площадь художников, мы дождались автобуса и, страшно продрогшие от порывистого ледяного ветра, гуляющего на самой вершине Монмартра, уставшие, но счастливые и довольные, проделали обратный путь в тепле и уюте, предоставив себе тем самым возможность еще раз попетлять по закоулочкам этого, пожалуй, самого живописного квартала Парижа.

Продолжение следует…

Добавить комментарий